На обложку

Новости
Информация о клубе
Дипломы
World Robinson Cup
Конференции RRC
Проекты RRC
Музей RRC
QSL-коллекция
Фотоальбом RRC
Поиск по логам
Статьи об экспедициях
Ссылки
Гостевая книга E-mail в клуб !

В ЛЕДЯНОМ ПЛЕНУ, ИЛИ КАК Я ЧУТЬ НЕ СТАЛ РОБИНЗОНОМ КРУЗО

Александр Максимов (RX3AJL), RRC#613

«Море ждет, а мы совсем не там,
Такую жизнь пошлем мы к лешему…»
А.Аделунг

Провожающие Будучи в Липецке, на конференции клуба Русский Робинзон, я всем говорил, что до февраля-марта никуда не поеду. Но прошел месяц, и мне стало как-то неспокойно, стало чего-то не хватать. Решил сбегать на Белое море 12 декабря, благо лишний выходной. Но весь ноябрь стояла плюсовая температура, и Белое море и не думало замерзать. Пришлось смириться. Но в декабре ударили долгожданные морозы, и я решил собраться 7 января на несколько дней. На работе сказал, что еду на море отдохнуть, все завидовали. Но когда узнавали, на какое море, завидовать переставали и начинали отговаривать от поездки.

Заодно мне хотелось проверить некоторое новое снаряжение и новую антенну. Это вертикальный диполь на стеклопластиковой мачте MFJ. Это особенно актуально, т.к. я рассматривал ее, как претендента на основную антенну в феврале-марте, но уж очень она хлипкая на вид. Очень большие сомнения в ее прочности. Опять начались сборы, взвешивание, выкидывание лишнего и опять взвешивание. Так, отличная теплая палатка от «Баска» была заменена сверхлегкой летней, несмотря на ожидаемые морозы ниже -20 градусов. Продукты тоже были жестко рассчитаны с небольшим НЗ. Зато был взят большой герметичный аккумулятор емкостью 26А/ч весом аж 9 кг, два фотоаппарата (хотя снимать оказалось почти нечего, да и некогда, т.к. очень короткий световой день), куча пленки и флэшек, а также батарейки для GPS в бешеных количествах, чтобы не выключать его весь маршрут. А маршрут предполагался следующий: Кузема - о. Водохлебиха - о.Пундинка - о.Чернецкий - о. Кизакульский – о-ва Студенцы – Кемь. Итого, около 60 км по морю.

Несмотря на все усилия, рюкзак все равно получился около 40 кг. И вот наступил вечер 6 января. Сложив вещи и набрав кучу еды на поезд, мы с Иринкой выходим из дома. Семимесячный щенок Олька (настоящая самоедская ездовая собака) очень волнуется и хочет со мной, но пока рано, вот в феврале мы его возьмем.

Садимся в автобус, потом в электричку. Несмотря на 20 градусов мороза, от меня начинает валить пар. Наконец сажусь в поезд, прощаемся с Иринкой, и я остаюсь один. В поезде очень жарко, долго не мог уснуть.

7 января 2004

Проснулся довольно рано, около восьми часов, в поезде стало очень холодно. Сегодня мой день рожденья. По этому поводу целый день ел и смотрел в окно, там жуткая холодрыга. Поезд стоит на каждом столбе. В 12 ночи я должен приехать в Кузему, где меня ждет море.

8 января 2004

«Настоящих буйных мало…»
В.Высоцкий

Без десяти двенадцать ночи поезд прибыл в Кузему. Температура всего минус десять градусов. Спросил у дежурной по станции, как пройти к морю, она посмотрела на меня как на сумасшедшего и указала рукой, приблизительно как вождь мирового пролетариата на всем известных памятниках. Пошел плутать по поселку с сорокакилограммовым рюкзаком на спине, и лыжами и мачтой в руках. Большая часть дорог, описав круг по поселку, приводила меня в то же место, другие оканчивались у чьих-нибудь ворот или в сугробе. В результате проплутал по поселку часа полтора, потом все-таки вышел на дорогу, ведущую к речке Березовой. Ночевка в Губе Прошел по ней около километра и очутился у мостика. Спустился на лед речки, попрыгал, вроде держит и не хрустит. К этому времени подул небольшой ветерок, облака разогнало совсем, и вышла полная луна. Стало очень светло, так что я даже и не думал доставать фонарь. Прошел немного по льду, но дальше шел порожек, и на нем были небольшие торосы. Ткнул в них палкой, там оказалась только небольшая ледяная корочка, а под ней вода течет. Вернулся назад, попробовал идти лесом, но там сплошные кочки и заросли кустарника. Снова вышел на реку. Подошел к порожку и понял, что на реке не так, как на море, там, где лед горбится, там самое сильное течение и река почти не замерзает, а на море где торосы, там самый толстый лед. После этого пошел увереннее, выбирая в порогах и шиверах участки для прохода там, где плесы, и лед ровный. Через километр на реке стало уже сказываться влияние морских приливов и отливов, все русло сильно заторошено и во многих местах выступает вода на льду. Но это участок не длинный, около полутора километров, а может и меньше. Постепенно берега раздвигаются, торосов становится все меньше, и я выхожу на белоснежную полосу припая губы Домашней. Тут перекладываю рюкзак, все железо укладываю на санки-волокуши, идти стало намного легче. Но все-таки я уже порядком устал, особенно пока бродил по поселку. Прошел еще некоторое время и решил немного поспать, встав прямо напротив небольшого островка с какими-то странными сооружениями. Быстро ставлю палатку прямо на льду. Да, москитная сетка здорово спасает от комаров зимой! Быстро засыпаю около четырех утра.

Лыжня на льду Проснулся около десяти. Приготовил кашу и чай. Позавтракал и стал собираться, ведь мне надо пройти до последнего острова группы, иначе я за три дня не одолею путь до Кеми. Вышел около половины двенадцатого, иногда проглядывает солнышко. Приходится тропить лыжню по целине, но снег неглубокий. Температура минус восемь градусов, ветер три метра в секунду.

Оказалось, что я остановился недалеко от деревни Поньгома, она виднеется впереди справа. А я иду левее, обходя длинный остров напротив деревни, держась ближе к центру губы. Здесь появляется вода на льду, идти становится очень тяжело, лыжи вязнут в снежной соленой каше. Мели и банки стараюсь обходить мористее, около них сильное торошение и воронки с водой, ну очень не хочется вымокнуть, хотя они и совершенно не опасны, т.к. лед в этих местах сидит на мели. Иногда, из-за приливно-отливных течений лед дышит, и тогда время от времени слышен несильный хлопок, и трещина змеится под ногами. Но я к этому привык по прошлым годам и не обращаю на них внимания, это не опасно.

Постепенно Поньгома остается позади, я выхожу на морской простор. И тут встречается большое поле совсем молодого тонкого льда. Оно не укрыто снегом, лед темный и довольно рыхлый, покрыт соленой кашицей. Пробую пробить лед палкой, но это не удается. Прыгаю, лед не пружинит. Значит можно идти. Местами это даже не единое поле, а смерзшиеся участки блинчатого льда. Такие места стараюсь обходить подальше. Лыжи совсем не идут, скидываю их и прикрепляю к волокуше. Пешком дело пошло быстрее и легче. У мыса Поньгома-Наволок и до острова Высокая Луда опять пошла полоса припая, прикрытого снегом и несильное торошение. Снова одел лыжи. Средняя скорость передвижения составляет 3.2 км/ч. Прошел еще пару километров, снова совсем свежие ледяные поля. Лыжи опять убрал и пошел пешком. Очень хочется пить, но останавливаться, чтобы согреть чаю, я не хочу, т.к. световой день очень короткий.

Наконец остров Водохлебиха начинает медленно и мучительно приближаться. Вернее острова. Я выбрал отдельно стоящий островок, метров четырехсот в диаметре. Он последний в группе, до берега около четырех километров. На нем тригопункт, и несколько скоплений маленьких елочек. Подошел к нему в начале четвертого вечера, когда уже начало потихоньку темнеть. Трещина Задул сильный ветер. Сварил горячего компота, с удовольствием попил. Потом стал лыжей раскапывать место в сугробе за елочками с подветренной стороны. Поставил палатку. Колышки не лезут в мерзлую землю с камнями, снега мало он тоже не держит, ледобур не вкрутишь. Колышки попарно оттягивал лыжей или палкой, а уже на них насыпал снег. Вроде держит, но натянуть как следует не получается, тент хлопает на ветру по палатке. Расположился, расстелил спальник, вынул аккумулятор, трансивер, все разложил на свои места. После этого пошел ставить антенну. Мачта MFJ в снегу очень скользкая, как следует ее зафиксировать не получается. Снимаю рукавицы, пробую голыми руками, вроде держит. Привязываю вертикальный диполь, поднимаю. Мачта очень слабая, болтается как сосиска на ветру. Натягиваю оттяжки, мачта складывается. Снова опускаю, вытягиваю колена, пытаюсь поднять. Теперь вылетает один из колышков. Забиваю его и пытаюсь поднять снова. Вроде получилось. Иду к палатке и слышу за спиной несильный треск. Сломалось верхнее колено, чего и следовало ожидать. Уж больно хлипко все сделано в этой мачте, выяснилось, что она даже сама себя не может держать при сильном ветре, не то, что нести какую-либо антенну.

Вся эпопея начинается по новой. На мачте располагаю только концы диполя, а среднюю часть оттягиваю в сторону, т.к. теперь не хватает длины. Ну, вроде все, поставил.

Залезаю в палатку, забираюсь в спальник и включаю аппарат. Пытаюсь поработать, но прохода нет совершенно. Тогда решаю выспаться, утро вечера мудренее. Засыпаю под сильные порывы ветра около семи часов вечера.

9 января 2004

Позиция на Водохлебихе Проснулся в начале десятого. Завтракать неохота, вылезать из палатки тоже. Ветер не только не стих, но еще и усилился. Включаю трансивер. Слышны несколько станций, пробую работать, но никто не откликается. Вылезаю таки из палатки. Мама родная!!! Антенна на снегу, опять сложилось колено. Но главное не это. Из-за сильного западного и юго-западного ветра лед начинает отжимать от берегов, вдали уже видна открытая вода. Да и свежее ледяное поле совсем потемнело и начало таять сверху. Температура только -2 градуса, ветер около 10 м/с, с порывами до 15 (у меня с собой целая мини-метеостанция). Нужно срочно делать ноги. Но уезжать домой, не попытавшись отработать ни с одного острова очень не хочется, зря что ли все эти предыдущие мучения. Повторяю вчерашние процедуры с антенной, при свете все проще, да и навык уже выработался. Снова залезаю в палатку, даю общий вызов. Начинают потихоньку отвечать, но прохождение не ахти, связи идут медленно. Как всегда, очень много знакомых. Одним из первых появляется Макс F6AXP. Этот сначала проведет QSO, потом подождет с полчасика и подходит снова. Сначала спросит номер по IOTA, потом по «Робинзону», потом по РДА. Нет бы, сразу все спросил, так нет же. Вот и в этот раз я терпеливо выслушиваю его вопросы. Но от него тоже польза, он закидывает меня в кластер, и работа начинается чуть побыстрее. Очень хочется пить, но некогда, а про еду я и не вспоминаю.

Я за работой в палатке Незаметно пролетели несколько часов, скоро начнет темнеть, надо хоть собраться до этого. Вышел «на поверхность», к ветру добавился мокрый снег, лед стал еще хуже, чавкает под ногами соленая каша, как в Москве. Быстро собрался, тут и стемнело совсем. Включаю фонарик, выхожу на лед. Кругом вода, о лыжах не может быть и речи, засовываю их под резинку волокуши. Трогаюсь в путь. Мне обязательно нужно держаться своих следов, ведь это самый удобный, короткий и безопасный путь. Недалеко от острова встретил тюленью отдушину в молодом поле. Померил толщину льда, только 5-7 см. Попрыгал около, не ломается, но уже пружинит, из отдушины выплескивается вода. Пробую пробить лед лыжной палкой, это удается всего с нескольких ударов! Вот это да!!! Рванул вперед что есть силы, стремясь побыстрее пройти свежие поля и стараясь не делать резких движений. Очень хочется пить, ведь не пил больше суток. Хватаю губами снег, он соленый, но это даже хорошо, пресная вода не утоляет жажду. Доковылял до припая между островами Высокая Луда и Поньгома. Тут тоже снег весь мокрый, но лед намного толще. Беру правее, чтобы выйти на свою вчерашнюю лыжню, с которой я уклонился, выискивая наиболее надежные места. Лыжня, наконец, найдена, можно идти дальше, а то в ночи искать проход среди торосов и воронок с водой не хочется.

Видны поля разного возраста Полоса относительно толстого льда заканчивается, снова начинается поле молодого льда. Опять встретил тюленью лунку, на этот раз побольше. Идеально круглое отверстие, как будто вырезанное по лекалу, вокруг никаких признаков присутствия человека, только то ли собачьи, то ли лисьи следы. Снова меряю толщину льда, она оказывается около 10 см. Тут лед уже не пружинит, хотя все равно жутковато, зная, что под тобой приличная глубина. А вообще днем очень интересно наблюдать ледяные поля трех-пяти разных возрастов.

Показались огни деревни Поньгома, постепенно втягиваюсь в губу Домашняя. Как же хочется пить!!! Вскоре выхожу на надежный припайный лед, покрытый слоем снега сантиметров двадцать. Без лыж идти уже тяжело. Но под снегом все равно вода, на лыжах тоже не сахар. Дохожу до длинного острова, останавливаюсь. Быстро сварил литр компота, выпил залпом и пошел дальше. Прошел с полчаса, снова очень захотел пить. Решил остановиться и выпить чаю. Благо, времени много, идти осталось только километров восемь, а поезд идет только утром. Картина идиллическая! Темная ночь, сидит мужик на льду посреди моря и на примусе кипятит чай! Хорошо, хоть от деревни ушел, а то спьяну могли палить начать, как по привидению!

Напился чаю и пошел дальше. Основная задача не сбиться со своей лыжни, т.к. она идет по надежным местам по реке, а найти проходы в полной темноте будет очень трудно. Но находить лыжню тоже не легко. Если в море снег таял, то здесь в губе он лежит, да еще ветром лыжню занесло абсолютно вровень с остальным снегом. И все-таки, где по цвету снега, где по чуть заметной неровности, где по бугоркам от палок, а где и по сам не знаю чему, удается ее не потерять. Постепенно, губа становится все уже и уже, и, наконец, я вхожу в русло речки. Проход по реке прошел без осложнений, и около часа ночи я был на станции Кузема. Первый поезд, он же и последний сегодня пойдет только в семь утра, это 181 московский. Не спеша, перекладываю вещи в рюкзак, увязываю лыжи, слегка переодеваюсь. Скучая, тяну время до утра.

10 января 2004

Вот и снова знакомый вокзал,
Снова поезд идет на Москву,
Заполярье прощай, я удрал,
Я на юге чуть-чуть поживу...

Но оказалось, что приключения и неприятности и не думают на этом заканчиваться. В шесть утра пришла кассирша, запросила Петрозаводск, билетов нет! Вот это дела. Она посоветовала подойти к девятому вагону, т.к. там едет бригадир и попробовать договориться. Легко сказать, когда поезд стоит только одну минуту, а мне с моим грузом минута нужна только для того, чтобы залезть в поезд. Да и двери с утра, по моему опыту, проводники на таких станциях просто не открывают. Все под большим сомнением!

Подошел поезд, девятый вагон прямо напротив станции, но двери, как я и предполагал, нигде не открылись! Стучу лыжами в дверь вагона, там сначала слышно, как что-то упало, а затем топот ног по коридору. А поезд вот-вот тронется, правда дежурная по станции, видя такое дело, его чуть-чуть задерживает. Открывается дверь, на пороге кудахчет (именно так: Куда?! Куда?!) заспанная проводница. Все похоже на штурм Зимнего, я, действуя лыжами, как штыком, загоняю проводницу в коридор и влезаю в тамбур. Поезд трогается, а большего мне не надо, как минимум до Кеми доеду, а там все-таки цивилизация. Иду к бригадиру. Мест нет категорически, ни за какие деньги, таких бедолаг с самого Оленегорска пыталось сесть человек тридцать, и никому кроме меня не удалось. Даже денег с меня в итоге не взяли. Ну что ж, хоть до Кеми доеду.

Через час Кемь. Бегу в билетную кассу. Мест нет ни до Москвы, ни до Питера не то что на сегодня, а и на 11-12 тоже. Сдаю рюкзак и лыжи в багажную камеру и иду в открывшееся вокзальное кафе. Беру сначала литр сока и выпиваю его сразу. Потом беру яйцо под майонезом, борщ и гуляш с картошкой. Съел, хоть и невкусно совершенно.

Снова иду в кассу, тупо смотрю на расписание. Завтра в семь идет поезд Мурманск-Вологда, значит послезавтра утром он в Вологде, если повезет, можно к вечеру быть дома. Беру билеты до Вологды.

Шатаюсь по вокзалу, ехать куда-нибудь не хочется, иду в магазин. Покупаю банку томатов в собственном соку, банку ананасового компота, несколько упаковок сушеной картошки и литровую бутыль с гранатовым соком. Иду на вокзал и, с расстройства, все это съедаю и выпиваю. Время к полудню, у касс гудят люди, которые тоже хотят уехать. В голову приходит мысль, раз у них работает система «Экспресс», можно попробовать взять билеты от Вологды до Москвы. Снова подхожу к кассе. По расписанию мой поезд приходит в Вологду в 5:45, а на Москву отправляется в 7:57. А по их железнодорожным правилам, если между поездами меньше трех часов, билет давать они не имеют права. Долго пытаюсь уговорить кассиршу, наконец она советует подойти после смены, когда будет ее напарница работать. Делать нечего, иду снова в магазин. Набор почти тот же – банка лечо, банка ананасового компота и литровая бутыль гранатового сока. Сказывается долговременная жажда. Не спеша все это съедаю, время как раз начало девятого вечера, сейчас будет другая смена. Снова направляюсь к кассе. Толпа народа, злорадно хихикая пропускает меня к окошечку. Наконец получаю билет!!! Со спокойной совестью прикорнул в уголочке, поезд в шесть утра.

11 января 2004

Кое-как покемарил, скоро шесть, иду узнать про поезд. Выясняется, что он опаздывает и по прогнозам будет около девяти. Ну и ну! Иду досыпать. В половине девятого снова иду узнавать, теперь говорят, что поезд будет только в десять тридцать! Да, не зря они это правило про три часа придумали, знают, что творят! А у меня под большой угрозой отъезд из Вологды.

Поезд пришел «вовремя», в обещанные 10:30. Сел без приключений. Этот поезд какой-то всегда особенный. Спокойный, домашний что ли. И идет очень неспешно, в Сумпосаде только по расписанию минут пятьдесят стоит. А в Кеми, только отъехали метров на двадцать(!), постояли еще минут тридцать. Половина поезда знает друг друга и проводниц, очень много местных ребят учится в Вологде в железнодорожном техникуме.

Эта самая неспешность поезда позволяет ему, когда надо, нагонять большое отставание. Так случилось и сейчас. В Вологду мы прибыли без опоздания, я спокойно сел в купе и доехал до Москвы. На вокзале меня встречала Иринка, а дома наглая белая Олькина морда и горячая ванна.

А Водохлебиху мы еще доработаем.
А потом вновь поманят снега
И полярных сияний огни,
Снова будут мороз и пурга,
Вновь потянутся хмурые дни...


Новости | О клубе | Дипломы | WRC | Конференции | Проекты | Музей | QSL | Логи | Статьи | Ссылки